TV TOP Online — фильмы, которые делают нас лучше

«Начни жизнь заново»

«Хороший год» наступил теплыми красками и сочными звуками, исчислением лет «в урожаях» и ласкающими глаз видами юга Франции.
Пожилой человек наливает вино – себе и мальчику лет девяти. Себе – наливает полный бокал. Мальчику – наливает столько же, но разбавляет вино водой. Так весь фильм – в двух бокалах: один – то, чем, теоретически, он мог оказаться, другой – то, чем оказался на деле.

— Ты знаешь, почему мне так нравится делать вино, Макс?

Диалог об истине в вине — на старте. Далее холодную динамику сменяет очарование гармонии, воссозданной в деталях и панорамах. Научившись в своей реальной жизни сочетать эти два мира, Ридли Скотт заставил их выгодно оттенять друг друга в фильме. Он снимает Лондон с напором и страстью, а виды Прованса — с придыханием нежности. Вот пальцы перебирают страницы потемневшего от времени дневника, вот опавшие листья шуршат под ногами, вот старый дом с заброшенными теннисным кортом и бассейном, а вот бесконечные ряды виноградников — все в золотой дымке заката, все живое и близкое, — идеальная атмосфера для любви и воспоминаний.

И то, и другое не заставляет себя долго ждать.
Любовь приходит к главному герою в образе Марион Котийяр (Marion Cotillard), которую он при первой встрече сбивает с велосипеда, а при второй – заставляет обнажить ягодицы. (И то, и другое, надо сказать, совершенно очаровательно в её исполнении). Воспоминания же приходят, когда герой узнает о смерти своего дяди. Унаследованное поместье встречает его картинами из детства, которые буквально идут за ним по пятам, то толкая в затылок, то обгоняя и ожидая за следующим поворотом. Это своеобразные четки, на который нанизан сюжет, и, не будь их, нам было бы сложнее узнать, что дядя Генри учил ребенка достойно принимать поражения и получать удовольствия от жизни, а ребенок, когда вырос, посвятил себя победам и просто удовольствиям, при первой возможности вообще перестав писать дяде.

Рассел Кроу (Russell Crowe) старательно играет человека, которому сценарий зачем-то навязал личностный кризис. Его глаза становятся влажными при каждом новом наплыве воспоминаний, и каждой следующей хорошенькой женщине на своем пути он старается сразу объяснить, что разучился любить и никому не доверяет. Уверенный и ловкий в Сити, ступив на французскую землю, он сразу становится неуклюжим и задумчивым, на удивление быстро утрачивая интерес к собственной карьере. Впрочем, особого энтузиазма у него не вызывают ни возможность побороться за наследство с самозваной родственницей (Эбби Корниш (Abbey Cornish)), ни загадка уникального по вкусу вина, с завидной регулярностью возникающего в продаже на местном черном рынке. Он тучен и одышлив, как и полагается герою во власти душевных переживаний, однако это не мешает ему выложиться по-полной во время игры в теннис, и показать мастер-класс официантского дела в ресторанчике своей избранницы.

Наблюдая за главным героем, ловишь себя на странном чувстве, будто все в его образе – родное и знакомое. Кажется, что на самом деле он играет… русского! Такого, что хочется помянуть добрым словом систему Станиславского и сделать так, чтобы бы вместо Рассела Кроу для нас спал, ругался, рефлексировал, пил, шутил и желал женщин настоящий русский. Чтобы по каменной лестнице на дорожку из белого грунта вдруг спустился Владимир Машков — хамовато-вальяжный, в расстегнутой рубашке на выпуск и фирменным лукавством школы-студии МХАТ во взоре. Честное слово, тут даже не надо переписывать сценарий! Все то же самое, только чуть острее и тоньше, русским актерам не привыкать скрашивать провисания и штампы сюжета непревзойденной отвязной игрой…

Более того, в ансамбль к Машкову можно добавить еще кого-нибудь. Заменить невнятную Котиллар бесовской Хаматовой, а вместо восходящей звездочки из Австралии одеть в короткие штанишки и соблазнительные топики Лизу Боярскую!

Любопытно, что совершенно не хочется менять европейских актеров, добросовестно и живо выступивших на втором плане. Британцы Том Холландер (Tom Hollander) и Ричард Койл (Richard Coil), словно решив не расставаться после «Распутника» мастера Данмура, сыграли друга-адвоката и трейдера-конкурента, этаких сюжетных двойников главного героя. А француженка Валерия Бруни-Тедечи (Valeria Bruni-Tedeschi) появляется на несколько минут в облаке термического шарма для того, чтобы представиться нотариусом и поразить воображение татуировкой на своих щиколотках.

Если рассматривать каждый персонаж и каждый эпизод отдельно, картина покажется паззлом из несомненных достоинств.
Два замечательных поединка, сочных и образных: торги ценными бумагами в начале, когда Рассел Кроу, разрывая в клочья джентльменское соглашение, получает семикратную прибыль, и теннисный бой «Кроу — Боердон (Didier Bourdon)» в середине, когда время замирает, а пространство превращается в удары по мячу и свист замаха подачи. Настоящий экшен, рождающий забавное ожидание: вот сейчас Кроу повернется, и мы услышим привычное:

— … My name is gladiator… Father of a murdered son, husband of a murdered wife…

Так юмор спасает сюжет от откровенной банальности и скуки… Остроумная помощница арендует своему боссу миниатюрную желтую машинку, чтобы он от души покатался по Франции. Босс фотографирует старинные фасады на мобильный телефон, доводя контраст двух миров до пика, с которого больно падать на дно пустого бассейна. Очаровательная блондинка с замечательно обгоревшей на солнце спиной… Семья виноградаря, состоящая из него самого, комичного старика-маразматика, антипатичной собаки и женщины, способной совмещать похотливую румбу с профессиональным убийством скорпионов… Шах-и-мат юного Макса Скиннера в самом начале, и далее — нота освежающего цинизма проходит через весь фильм, чтобы на финальных титрах положить красный шарик на бесцветную ладонь героя.

Finish. Стоило понадеяться на то, что приторного возвращения на малую родину не произойдет, как герой отказывается от предложенного Лондоном партнерства, и мчится догонять идеалы своего дяди Генри, на ходу вспоминая слова, которые позволят ему покорить сердце возлюбленной.
Когда-то давно девочка сказала такие слова мальчику, перед этим раздевшись и нырнув в бассейн (хорошая французская традиция!). Вынырнула рядом с ним, приблизила свое лицо к его лицу, и (еще одна хорошая французская традиция!) — троекратно поцеловала… Два юных создания, захваченные первым дыханием любви… Неизбежная аллюзия на Гвинет Пэлтроу у фонтанчика с питьевой водой разливает «большие надежды» по «правилам виноделов»…

Актеры усердно озвучивают неглупый предложенный текст. Невнятную оригинальную музыку к фильму выгодно дополняет закадровая песенка на французском языке. Оператор, монтажер и художник создали идеальную картинку, идеальный бокал для прекрасного вина. Но вино разбавили – и, в итоге – неубедительный букет и очень слабое послевкусие. Мы подошли распить Le Coin Perdu от Ридли Скотта, а обнаружили всего лишь неплохое вино из долины Напа…

— Ну, Макс-на-миллион, теперь, когда ты знаешь, почему я люблю вино, ты ничего не хочешь мне сказать?

Макс Скиннер сорвал семикратный куш и вернулся к себе домой, на ходу снимая галстук и устало кивая консьержу. Налил себе выпить, разобрал почту. Ему пришло письмо от нотариуса из Франции, сообщающее о смерти дяди. Расстроенный, он опустился на диван и вскоре уснул, увидев во сне поместье Ля Сирок, в котором прошло его детство. И дом, и вино, и щиколотки нотариуса… И бассейн, из которого он никак не мог выбраться, и женщина, наполнившая это бассейн водой, а жизнь – смыслом. И то, как он отказывается от предложения о партнерстве и начинает жизнь винодела, за которого все основное делают плодородная земля, теплое солнце и усердные работники. Идиллия жизни, когда на стене – подлинник Сезанна, вокруг – любимые и друзья, и женщины с волшебными формами накрывают стол на открытой террасе…
Что это такое, если не сон усталого финансиста, мечтающего об отпуске, не знающего настоящей любви, не способного себе позволить ни то, ни другое, да еще, к тому же, испытывающего укоры совести из-за покинутого дяди?..

А если так – то это все объясняет (даже рэпперов на собеседовании у Арчи Панджаби! (Archie Panjabi)) и многое оправдывает. Если так – пусть Макс Скиннер спит, ему завтра – опять на работу в Сити. Пусть спит, пусть отдыхает. Пожалуйста, не будите его!

Нет доступных ссылок
Нет доступных загрузок

Получать анонсы

Введите Email:

Жанры

Рубрики

Похожие фильмы